Среда, 20:00 20 Июнь 2018

Сайт обновлен20.04.2018

Вы здесь: Главная страница Ветераны сегодня Ваши воспоминания Провал (рассказ ветерана войны в Афганистане Сергея Балдина)

Провал (рассказ ветерана войны в Афганистане Сергея Балдина)

По приказу Абдусаттора мы снова поделились на группы. Абдусаттор Мухаммед и его группа ушли вглубь фруктового сада, который рос во дворе мечети. Там была беседка, построенная из камня, с куполообразной крышей, а на ней мусульманский полумесяц.

В данное время преимущество было на нашей стороне. Людей у нас было больше, и всю обстановку мы держали под контролем. Но есть одна загадка, о которой догадывались все. 

Мухаммед вышел из мечети. А перед этим Абдусаттор с ХАДовцами (ХАД - это то же самое, что тогдашнее КГБ, и сегодняшнее ФСБ, о них говорили, что это самое боеспособное подразделение Афганистана, преданное правительству) молились там, кроме муллы никого не было. И, вероятно, мулла что-то пытался скрыть. Значит, там находится потайной вход в душманское логово Мухаммеда. У ворот мечети стояли я с Ахмедом. Автоматы мы держали в руках, готовые к стрельбе. Наша задача была в том, чтобы не допустить вооруженного нападения.

"Саид, - шёпотом сказал Ахмед, - хорошо, что так получилось, мы бы так и не нашли Мухаммеда".

Я кивнул головой в знак согласия. Говорить мне было нельзя, чувствовалось, что за нами наблюдают. Мне нужно было влиться в роль полуглухого ненормального, здесь не театр, репетировать некогда.

К нам подошел ХАДовец, его лицо было заметно довольное.

"Ахмед, - говорил он по-афгански, я уже стал немного понимать, - ты у нас лучший повар. Нужно сделать плов, пусть тебе Саид поможет". 

Ахмед радостно изменился в лице и посмотрел на меня.

"Саид, значит все яхши (хорошо)? - отвечать мне было нельзя, я догадался, значит, будут мирные переговоры. Вероятно, Мухаммед поверил Абдусаттору.

Нас привели в уютное место у каменной стены мечети, там же была построена печь из камня. Вместо плиты находился большой котел (по-азиатски - казан). Слева от печи - деревянный стол из толстого дерева. Справа от печи нарубленные дрова.

На стол принесли мясо барана, рис, лук, морковь, масло, соль, ножи, большую ложку. Ахмед показал мне пальцем разжигать огонь, я с удовольствием подчинился. В этот момент промелькнули воспоминания моей профессии - повара. Где бы я ни был, какая-то неведомая сила приводит меня на кухню.

Я разжигал огонь и наблюдал за Ахмедом. Он резал так тщательно, как профессионал. Хотелось ему помочь, ведь Ахмед не знает, что я повар. Хотя он и без меня всё делал легко. На большом костре он жарил мясо, лук, морковь. А когда положил рис, как положено по рецепту, налил воды в меру. Разбил горящие деревяшки, и получилась тлеющая зола.

"Ну вот, теперь будет мало-помалу долго гореть, а мы отдыхать".

Я готовил плов и знал, что это сейчас самый важный процесс. Плов должен медленно тушиться, чтобы рис впитал весь вкусный аромат и не разварился, но азиаты готовят плов с большой любовью.

Я посмотрел по сторонам, в нескольких метрах от нас стояли ХАДовцы и охраняли нас. Я догадался, почему Ахмед со мной заговорил открыто.

"Ахмед, - сказал я шёпотом, - там, на базаре, где сувениры продают, наш орден.

- Я видел, - серьезно ответил он.

- Ты долго смотрел.

- Я тоже.

- Платок в рот, и я в плен, - сочувственно я вздохнул и опустил голову.

- Это я виноват, - Ахмед положил руку мне на плечо.

- Нет, всё хорошо.

-Так мы Мухаммеда нашли".

К ХАДовцам подошел человек Мухаммеда, что-то им сказал и ушёл. ХАДовец подозвал Ахмеда. Я напряг слух и смотрел за выражением губ и мимику движений, что-то произошло на переговорах, и они торопили Ахмеда. Ахмед виновато опустил плечи, знак того, что он ничем не может помочь. Но ему серьёзно дали приказ выполнить.

Ахмед вернулся расстроенный, сел у печи и схватился руками за голову.

- Аллах, помоги! - вздыхая, произнес он.

 - Ахмед, что случилось?

 - Там американец пришел.

 - Им надо сейчас плов давать.

Он встал, открыл крышку, в нос сразу ударил вкусный запах, что даже жутко есть захотелось.

- Надо еще ждать.

Мне пришла идея. Я бросил дрова в печь и раздул большой огонь. В плов добавил воды и закрыл крышку.

- Вах! - возмутился Ахмед. - Ты что делаешь.

- Я правильно делаю. Ахмед, до армии я поваром работал, по праздникам любил плов готовить. Извини меня, будет по-русски. Он расцвел в улыбке.

- Какой молодец. Я не знал, что ты как азиат. Настоящий мужчина должен уметь делать плов и шашлык. - Он по-дружески меня обнял.

В считанные минуты плов был готов, Ахмед попробовал.

- Сереж…Саид, ты факир, - довольно похвалил и пожал мне руку, я шепотом ответил:

- Мы же разведчики, нужно действовать по обстановке.

Теперь оставался главный экзамен. Как оценят наши Господа. Ахмед первый отнёс в большой цветастой тарелке (называют лаган) в беседку плов. Когда он вернулся, то пальцами показал, что всё в порядке, можно ещё нести. Вторую порцию в логане потом понёс я, Ахмед шёпотом предупредил, что там американец, не забывай молчать и кланяться. Я зашёл в беседку, за большим столом в центре сидели Абдусаттор, Мухаммед и американец. Также люди Мухаммеда и ХАДовцы, американец отличался от всех - камуфлированная форма с нашивками, в военной кепке, в черных очках, коротко пострижен, побрит, говорил по-английски, Абдусаттор переводил. Да, не зря хвалили Абдусаттора, он умный, грамотный и имеет большой авторитет. Все сидящие дружелюбно смаковали плов, пили чай и потягивали кальян. Пахло непонятной мне травой, наверное, это был какой-нибудь афганский табак.

Как положено, я поклонился, держал язык за зубами и поставил на стол логан с пловом. Я стал уходить, но в это время американец снял очки, и я допустил ошибку. По глазам я узнал его, это был наш командир разведки. У меня стали путаться мысли, как он так изменился и незаметно пришёл к ним.

Абдусаттор гневно закричал -  Охшок (сумасшедший)! Ту Американ, - говорил он быстро по-афгански.

Я еле-еле понимал. Как мне велели, я встал, сделал поклон, молчал, показывал себя виноватым, но смысл его гнева разобрал. Я сумасшедший, никогда не видел американца и не имею права на него смотреть. За неповиновение я буду наказан. Он достал пистолет, перезарядил его. Я вспомнил, когда меня инструктировали - у душманов жёсткая дисциплина, за неповиновение приказу - расстрел. Но у меня смягчающее обстоятельство, я у них контуженный, психически больной.

Раздался выстрел, пуля пролетела выше головы. Я сдержал себя, чтобы не вздрогнуть. Стоял, смотрел на землю в поклоне. Ждал приказа Абдусаттора. Настало молчание. Первый заговорил Мухаммед. Он похвалил Абдусаттора.

- Твои люди любят Аллаха. 

Это лучшая хвала у мусульман, означает - патриот своей страны и готов умереть за своего хозяина. Но кто бы знал - эти господа хозяева Афганистана, как Мухаммед, обманывают неграмотный простой народ, прикрываются Богом (Аллахом), запугивают и забирают в рабство молодых мужчин воевать, якобы за свободу, против нас шурави (советских неверных) русских.

После слов Мухаммеда все, кроме американца, помолились.

- Алла, - прогладили лицо ладонями, я за ними повторил.

Абдусаттор, удовлетворившись в своей власти, отпустил меня. Когда я встретил Ахмеда, он как будто был напуган.

- Саид, кто стрелял?

Я спокойно ответил: 

- Абдусаттор в меня.

- Что, плов не понравился?

- Нет, я на американца посмотрел. За это он чуть меня не убил.

Ахмед легко вздохнул:

- Правильно он сделал, не смотри ни на кого, отпусти голову и подчиняйся. Один раз я неправильно заговорил, он меня плеткой бил. Сам знаешь, где мы. 

Вслух хотелось сказать - в разведке.

- Ахмед, знаешь, кто американец, - сказал я шёпотом.

Он молча пожал плечами.

- Наш командир.

- Вах! - Удивленно расширились у него глаза. - Я думал, что наш человек, но я не смотрел. Разведка так серьезно. Нужно только слушать Аллаха.

Я его понял. Верить в Бога и чувствовать интуицией. Ведь я читал книги про разведчиков. Все повторяли одну мудрость - разведчика спасает интуиция и везение. Потому что он постоянно ходит, как по лезвию, и находится на грани провала.

В данное время со стороны выглядело, как будто все благополучно. Но сердце подсказывало не расслабляться, в каждую секунду быть в боевой готовности.

Ночью нам с Ахмедом приказали охранять вход и выход в Мечеть, стрелять без предупреждения. Абдусаттор с американцем вошли к Мухаммеду в доверие. Ночью, через потайной вход они ушли в его логово.

Ахмеду я шёпотом сказал: 

- Как хотелось быть с ними, посмотреть, интересно, наверное.

Ахмед серьёзно ответил: 

- Если в плен попадете - неинтересно будет.

Я сразу же вспомнил, как он чуть туда не попал. В душе, наверное, многое пережил, а мне сказал, что всё в порядке. Мне стало стыдно, что я ему сказал, как глупый мальчишка. Чтобы как-то восстановить силы, мы спали по очереди. Никто к Мечети не подходил, и никто не выходил. Утром меня разбудил звонкий голос Муллы:

- Алла агбар!

- О Бисмило рохман - рахим.

Начало всех дел. Вспомнил перевод. Такое ощущение, что я стал мусульманином. Усы, борода, одет по-афгански. Вижу, как молится Ахмед, и я стал за ним повторять, потому что все сейчас так делают. Не дай Бог, если кто заметит из людей Мухаммеда, что я неверный. Про себя я молился, по-христиански обращался к Богу. Просил, чтобы мы все остались живые и здоровые: "Господи, спаси и сохрани!". 

После молитвы из мечети вышли наши люди. Старший группы сообщил неприятную новость.

- Мухаммед исчез. Нужно срочно уходить, пока его банда не догадалась, кто мы такие. Выдвигаться нужно в сторону севера за кишлак - в указанное место, туда, где находится наша засада.

Нужно было бежать как можно быстрее, но команду дали идти не торопясь и делать вид, что ничего не произошло, потому что в кишлаке жители подчиняются Мухаммеду. Могут заподозрить. Тот случай на базаре с Ахмедом для нас стал доказательством, что мы под наблюдением. Именно сейчас мы прошли базар благополучно. Я вспомнил про орден, так и не смог его выкупить. И сейчас я не имею права говорить или показывать какие-либо знаки, жаль, что так получилось.

(Продолжение в следующем номере газеты)

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS