Пятница, 10:12 20 Июль 2018

Сайт обновлен12.07.2018

Вы здесь: Главная страница Ветераны сегодня Ваши воспоминания Схема дорог по зонам сберегла жизнь тысячам русских солдат

Схема дорог по зонам сберегла жизнь тысячам русских солдат

Лишь в 2001 году был снят гриф секретности с документов о специальном отряде МВД СССР под названием "Кобальт", созданном в начале 80-х годов для организации помощи МВД Демократической Республики Афганистан в организации и ведении разведывательных операций против бандформирований. Отряд "Кобальт" - это 23 мелкие мобильные группы разведчиков, деятельностью которых оказана неоценимая помощь командованию. Они непосредственно участвовали в сборе и обработке разведданных, разрабатывали и помогали проводить операции по внедрению информаторов в бандформирования душманов (моджахедов), лагеря беженцев. Комплектовался отряд из оперативных работников уголовного розыска, имевших большой опыт и всесторонне подготовленных. Численность личного состава "Кобальта" достигала свыше 500 человек.

Одну из групп "КОБАЛЬТА", действовавших на территории Афганистана в 1981 году, возглавил курганец, ныне полковник милиции в отставке Владимир Васильевич Рукавишников.
Рукавишников родился в селе Переяславка Красноярского края. С детства мечтал стать военным летчиком, готовил себя к этому - посещал авиационный, планерный кружки. Сразу после окончания десятилетки его мечта осуществилась - стал курсантом Читинского авиационного училища. Вскоре это учебное заведение перевели в Шадринск, так и узнал Рукавишников о существовании Зауралья. Да не просто узнал - встретил здесь будущую жену, с которой вместе идут по жизни шестой десяток лет.
После училища в числе лучших выпускников его направили на учебу в школу офицеров боевого применения дальней стратегической авиации. К моменту окончания школы офицеров стоявший в то время у руля власти Н.С. Хрущев объявил о больших сокращениях в армии - новоиспеченные лейтенанты остались в военной авиации не у дел. Их знания решено было использовать в активно развивающейся в те годы гражданской авиации. По постановлению правительства, бывшим военным летчикам могла быть предоставлена работа в аэропорту любого города, вплоть до столицы.
Рукавишников выбрал Красноярск. Но после военных самолетов работа на гражданских - как небо и земля: не тот размах, скорости, возможности... И Владимир Васильевич решает вернуться на землю. Так его семья вновь переехала в Шадринск. Пошел работать токарем-агрегатчиком на ШААЗ, поступил учиться на вечернее отделение автомеханического техникума. Потом пригласили Рукавишникова в Дом пионеров - вел различные кружки: авиа, планерный, фото, киносъемок, которыми также увлекался с детства. Для благополучия семьи Владимир Васильевич брался за любую работу. И, естественно, прилично зарабатывал.
Своей активной деятельностью, образованностью Рукавишников привлек внимание милиции. А.А. Сорокин, бывший в ту пору начальником горотдела, пригласил к себе на работу. Но Владимир Васильевич никогда не думал стать милиционером, потому сразу отказался. Спустя год - в мае 60-го - очередной вызов к Сорокину. Разговор получился интересным. Во-первых, конечно, начальник снова уговаривал вчерашнего летчика стать сотрудником милиции.
Вот как вспоминает об этом Рукавишников:
Сидим с ним в кабинете. Сорокин за начальственным столом, я -напротив. "Ты сколько зарабатываешь?" - спросил Сорокин. "Да где-то пять с половиной тысяч выходит, со всеми подработками". - "Ну, а у нас будешь всего 730 рублей, но скоро обещают добавить". Снова стал отказываться. Сорокин и говорит: "Помяни мое слово: придет время, что ты будешь сидеть в этом кабинете, на этом месте", - и пальцем в крышку своего стола тычет. Посмеялся я, не поверил. А лет через пять и впрямь сцена повторилась. Сорокин, уже служивший в другой области, приехал в Шадринск и, естественно, зашел в родной отдел. А в его кабинете затем же самым столом сижу я, правда, в должности зам. начальника.
Короче, вновь отказался Рукавишников. Но через две недели его вызвал секретарь горкома партии Н.П. Крутиков: вот тебе, Владимир Васильевич, направление на работу в милицию и поступай учиться в юридический институт. В день защиты детей в уголовном розыске г. Шадринска появился новый инспектор по делам несовершеннолетних. Инициативный оперативник привлек внимание руководства, и два года спустя его назначили начальником вновь образованного отделения дознания. Среди сотрудников отделения новый начальник был самым молодым, неопытным, ведь уголовного дела до той поры он толком в руках не держал. Рукавишников учился у подчиненных. Те оценили желание начинающего руководителя как можно быстрее освоить работу, и охотно помогали в этом. Еще через год бывшему летчику доверили руководство следственным отделением. Розыскная работа ему знакома, поэтому сложностей в расследовании преступлений для него не было. Наоборот, новый начальник стал инициативно подходить к работе, внедрять различные новшества. Например, первым в Курганской, области стал применять киносъемку при расследовании преступлений. Эти материалы активно использовались в суде. Потом и следователи других РОВД взяли этот метод на вооружение.
В 1965 году Рукавишников был уже зам. начальника горотдела милиции, а вскоре ему доверили пост начальника районного отдела, где и прослужил он пять лет. Возглавляемый им отдел по итогам работы постоянно занимал призовые места среди других милицейских коллективов области. На организаторские способности Рукавишникова обратили внимание и в областном аппарате, стали предлагать различные должности: начальником штаба, начальником уголовного розыска. В третий раз начальник УВД Свиридов сам приехал в Шадринск: "В последний раз зову тебя. Откажешься - будешь в Шадринске до последних дней службы". И предложил должность начальника Октябрьского РОВД. Так семья майора милиции (кстати сказать, все свои звания Владимир Васильевич получал досрочно) оказалась в Кургане. Вскоре освободилось место начальника ОБХСС УВД, которое и предложили Рукавишникову. Подумал-подумал он и согласился.
Никто, его 46-летнего, руководителя областного отдела БХСС, и не собирался отправлять в командировку в далекий и жаркий Афганистан. В начале 80-х годов о своем участии в делах этой среднеазиатской страны СССР особо не распространялся. Потому и Рукавишников толком не знал о той роли, которую приходилось играть сотрудникам МВД, направленным "для оказания интернациональной помощи братскому Афганистану". Неизведанное всегда манило Владимира Васильевича. Потому-то, случайно став свидетелем беседы одного из своих знакомых с кадровиком УВД, во время которой тот отказался от поездки в Афганистан, Рукавишников, вызвался его заменить. После этого разговора прошло несколько месяцев, прежде чем его пригласил к себе зам. начальника УВД по кадрам. Новость, сообщенная им, огорошила Владимира Васильевича: из МВД СССР сообщили, что Рукавишников не может быть направлен в Афганистан ввиду своего "преклонного" возраста.
Но не такой он человек, чтобы легко отказываться от своих планов. И потому лично обратился в МВД. Разрешение было получено. В марте 1981 года четверо зауральцев: курганец Владимир Рукавишников, Владимир Сычев из Макушино, Георгий Киров из Белозерки и Николай Просвирнин из Мишкино - с Ташкенского аэропорта вылетели в Кабул.
Потом уже, в Афганистане, растолковали им, что попали в специальный отряд "Кобальт", что придется каждому возглавить по спецгруппе, которые будут действовать на разных территориях страны. Группе Рукавишникова достался северо-восток Афгана - граница с СССР, Индией и Пакистаном. В подчинении у него находилось 60 человек, из них только 18 оперативников со всех концов нашей необъятной страны, остальные - группа обеспечения: повара, стрелки, снайперы, водители, переводчики
ГЛАВНЫЕ ЗАДАЧИ ГРУППЫ "Кобальт" - установление мест дислокации бандформирований, их состав пофамильно, чем заняты бандиты, какие операции готовят, чем вооружены - были известны только оперативникам и переводчикам. Все остальные за время своего пребывания в Афгане так и не смогли понять, почему им запрещено вступать в боевые действия.
Не знали они, что, например, созданная группой Рукавишникова схема дорог по зонам сберегла жизнь тысячам русских солдат. Все-таки афганская война - это война на дорогах, вдоль которых слева и справа возвышались останки искореженной взрывами техники. На схеме, созданной Рукавишниковым, были отмечены не только опасные участки пути, - дана вся раскладка по действующим в том или ином районе бандам: чем вооружены, на чем "специализируются", какие "подвиги" совершили. Даже у всемогущественных ГРУ и КГБ подобной схемы не было. Вообще, в самом начале существования "Кобальта" разведывательные группы МВД, КГБ, армии существовали отдельно друг от друга, и вся полученная каждым подразделением информация была неизвестна "соперникам". Причем, у группы "Кобальт" вначале никакой связи - ни телефонной, ни радио - для прямой реализации полученной информации не было, ее приходилось передавать как раз через разведку "конкурентов", которые бессовестно пользовались чужими трудами - выдавали сведения кобальтовцев за добытые ими и получали за это награды.
Во время встречи с тогдашним первым заместителем министра обороны маршалом Соколовым Рукавишников предложил обмениваться полученной подразделениями информацией. После этого работать стало гораздо легче - группы уже не ходили "по следам друг друга". Кстати сказать, Соколов сообщил, что схему дорог группы Рукавишникова проверила разведка армии - все подтвердилось один в один.
Жили мы в здании бывшего отеля "Спензар", - рассказывает Владимир Васильевич. - По сравнению с другими группами у нас были хорошие условия - крыша над головой, место для устройства бани. За год, прожитый в Афгане, было лишь несколько ночей, во время которых не прозвучало ни одного выстрела. Скажу честно: от этого было жутко, сразу как-то думалось о том, что душманы что-то затевают. А когда вокруг стреляли - спокойно себя чувствовали: сидели на полу, в карты играли... Почему на полу? В окно запросто могла залететь любая шальная пуля.
РУССКИЕ РАЗВЕДЧИКИ в Афганистане ценились очень дорого. Ведь за год только группой Рукавишникова взято в плен и уничтожено больше тысячи бандитов. В зоне их действия было около 50 группировок душманов, которые насчитывали свыше 4,5 тысячи человек. Одна из них - банда Хайдара - около 500 человек, контролировала район Гортопы. Это 20 кишлаков, в которых свыше 100 домов. Командованием были получены от "Кобальта" сведения о передвижении банды Хайдара. Она была полностью разгромлена, а сам главарь убит в бою.
Естественно, что действия "Кобальта" не могли оставаться незамеченными. Потому и охотились на них душманы. Вспомнил Владимир Васильевич такой случай. По полученным агентурным данным, душманы готовили нападение на группу Рукавишникова и находившееся рядом подразделение военных. Силы были неравные: против 180 русских - около 500 бандитов. Выяснили, что соби¬рается банда вечером в заброшенном саду. Но на то и разведчики, чтобы опередить противника. И потому, после трехкратной перепроверки данных, убедившись, что никого из мирного населения в том месте нет, обстреляли за час до нападения тот сад из гранатомета. Операция бандитов была сорвана.
Вообще, судьба хранила Владимира Васильевича и всю его группу. Домой вернулись все. За год было лишь двое раненых, один из них тяжело. А в ситуациях довелось побывать всяких. К примеру, как-то перед очередной операцией потребовалось срочно переправить проводника. Но передвижение по дорогам ночами в Афгане наиболее опасное мероприятие. Группа Рукавишникова в тот вечер раздобыла свежей картошки - от постоянной сушеной уже оскомина. Эта картошка так аппетитно булькала в котле, что ребята уже слюнки глотали, готовясь к вкусному ужину. И тут приказ... Столь опасное задание командир не смог доверить никому - возглавил сам. Чтобы быстрее проскочить, прыгнули ребята в БРДМ. Рукавишников приказал водителю держать максимальную скорость и убрать все бортовые огни, а стрелку в башне, пока проезжали "зеленку" - вести непрерывный огонь во все стороны. Едва заехали в лес, как чуть позади машины жахнула граната: душманы ставили растяжки, рассчитывая так, что гранатомет должен ударить аккурат по мотору БТР. Но БРДМ короче, потому и граната пролетела мимо. А стрелок молчит... Когда прибыли на место, парень вылез из машины потный, бледный, с дрожащими ногами. Оказалось, оружие заклинило оттого, что было не чищено. Только и сказал тогда бойцу командир: "Понял теперь, что оружие - это твоя жизнь?"
Может быть, судьба хранила группу от потерь и потому, что Рукавишников, как волк, носом чуял опасность. Происходило это самым непонятным образом. Как-то потребовалось Владимиру Васильевичу срочно выехать в Кундуз. В то же время туда направлялась колонна с грузом. Вроде, удобнее было следовать с ней - под прикрытием все-таки. Но нет, решил командир, что лучше проскочить на одиночной машине. У душманов ведь как бывало: подкараулят в наиболее узком месте дороги, обстреляют первую и последнюю машины и пошли добивать все остальные, которым деться уже некуда - проезд со всех сторон закрыт. Так и с этой колонной получилось - на обратном пути кобальтовцы увидели от нее лишь останки.
Вообще, многое в Афганистане поразило зауральца. Особенно голодные ребятишки, подбиравшие в мусорных кучах банки из-под солдатской тушенки и старательно их вылизывающие... Никогда до этого не видел он такой желтой земли и такого же желтого неба, выгоревшего от беспощадного солнца... Самая главная мечта, мучившая тогда Рукавишникова - замерзнуть до дрожи в теле. А там было плюс 40 в тени...
... все-таки пребывание в Афганистане бесследно для Владимира Васильевича не прошло. По возвращении с войны он на все стал смотреть иначе. Даже, казалось бы, давно знакомые люди раскрылись по-другому. Все-таки лучшие человеческие качества проявляются в трудных условиях. И Рукавишников не смог больше ломать себя - решил взять у жизни тайм-аут. Стажа для выхода в отставку хватало - 27 лет как-никак, и потому в 82-м проводили его на заслуженный отдых.
Вот уже почти 30 лет он пенсионер, но связи с коллегами не потерял. По- прежнему в курсе всех милицейских новостей, словно лишь вчера был на работе и решал какие-то служебные задачи. С самого первого дня отставки он активно работает в Совете ветеранов ОВД. С соратниками по борьбе с преступностью видится часто, помогает в решении возникающих проблем.
В августе 2001г, впервые за много лет, 80 бывших кобальтовцев собрались вместе. Эту встречу организовало для нас МВД России, - рассказывает Рукавишников. - Здесь я встретил восьмерых своих бывших подчиненных, которых не видел с давних афганских лет. Программа наша была очень насыщенной и интересной: встречи с руководителями МВД, ФСБ, экскурсии по городу, по различным музеям. Но больше всего запомнилась шестичасовая поездка по Москве-реке на теплоходе, во время которой ветераны "Кобальта" вдоволь пообщались друг с другом. Все было в этой поездке: и попели всласть, вспоминая боевую юность, и, конечно, попили немного, а кое-кто даже и поплакал от избытка чувств на плече фронтового товарища...
Вот говорят: афганский синдром, - размышляет Рукавишников. - А у меня его нет, или, может быть, в силу своего зрелого возраста все воспринимал достаточно спокойно. Когда узнал, что такое война, стал по-другому относиться к жизни, к людям. Главное, я теперь знаю, что достаточно для человека лишь хлеба и воды - лишь бы был мир на земле...

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS